Подпишитесь на радио «Фабрика».

Push-уведомления о новых #podcast.

Вы здесь
Репортаж
 

Hospital: Интервью

Музыка Hospital – это мечтательный, мелодичный и вместе с этим энергичный, искренний инди-рок, который успел полюбиться многочисленным меломанам по всему свету. 24 октября 2015 года в Санкт-Петербурге в Биржа Баре группа выступила с большим сольным концертом.

 

Radio Factory: Вы пишите очень легкую, воздушную музыку, с которой приятно начинать утро. Можете назвать одну композицию, которой вы любите открыть новый для вас день?

 

Егор: Наверное, «Lust for you». Ты права - это одна из установок, когда мы пишем альбом: чтобы музыка была вдохновляющая. Ведь это идеальный вариант, когда ты утром просыпаешься и слушаешь музыку, чтобы день начался правильно. Ты включаешь какую-то хорошую песню, которая тебя не то чтобы заставляет задуматься о чем-то, но, по крайней мере, не напрягает, и мне кажется, что «Lust for you» - это просто идеальный вариант. Сделал кофе себе, какие-нибудь вкусные штуки и включил эту песню.

 

 

Radio Factory: В вашем последнем альбоме «Uncommon Sense» слышится влияние брит-попа. Можете разрешить спор: Oasis или Blur? 

Егор: Мы вообще довольно олдскульные чуваки. Мы много музыки слушали, но росли на брит-попе - это абсолютный и неопровержимый факт. Когда мы начали запись пластинки, мы еще очень много слушали групп вроде New Order, The Cure, и мне кажется, что это заметно в нашем творчестве. Мы целенаправленно хотели вернуться к такому более гитарному звуку. Он не очень модный сейчас в контексте групп, о которых пишут на Pitchfork, но нам показалось, что это будет интересно и не как у всех сейчас. А что касается Oasis или Blur. Сейчас мне нравятся все больше Blur. У меня после того, как они выпустили новый альбом, случился такой флэш-бэк, и я последнее время пересушиваю Blur.  Oasis я очень люблю, но сейчас Blur побеждают в моих рейтингах.

Андрей: Нет, точно не Oasis.  Blur - сто процентов! (смеется).

 

 

Radio Factory: Что стоит за названием «Uncommon Sense»?

Андрей: Это можно воспринимать, как хочешь.

Егор: Изначально мне просто понравилось, что это звучит классно. Есть здравый смысл (common sense), а uncommon sense – это, вроде как, наоборот. Двойное значение, его можно по-разному интерпретировать. Сначала мне показалось, что это случайный набор слов, а уже потом, когда я стал соотносить название альбома и песен, которые мы записали, мне в голову пришла мысль, что это название отражает то настроение,  которое мы хотели придать своей музыке – «Редкое чувство».

 

 

Radio Factory: Насколько процесс уединения важен в вашей группе для рождения музыки? Или же это коллективный процесс?

Андрей: Для того, чтобы был зачаток какой-то песни, нужно уединение, концентрация, время, которое ты проводишь наедине с собой.

Егор: Поэтому я пишу песни один, основную часть - мелодию и слова, а дальше уже начинается творческая совместная работа, аранжировки и т.д. Но мне кажется, чтобы сосредоточится на творчестве – уединение максимально важно. Вот ты сидишь дома, горит светильник, налил вкусный чай или чего-нибудь выпить.

Андрей: И у тебя появляется мысль, идея какая-то, ты начинаешь с ней возиться.

Егор: Иногда я пишу под включенный фильм, иногда он даже без звука: просто смотрю и начинаю наигрывать. Рождается гармония, а дальше песня. Я звоню такой: «Эй, Андрей у меня есть классная песня».  Вот и все.

Андрей: Уже потом, когда приходим на запись, садимся вдвоем и что-то пишем.

 

 

Radio Factory: Обложки ваших последних релизов очень минималистичны в исполнении. Кто работал над их дизайном? 

Андрей: Над обложками работал наш друг. Мы выработали некую единую концепцию, которую ему подсказали, а он уже сделал то, как он это видит.

Егор: Зовут его Сергей, и он очень талантливый чувак.

Андрей: Он довольно-таки взбалмошный парень, но у него в голове много идей, он отлично их генерирует.

Егор: До этого все обложки были совершенно разные. Он нам сказал, что это все неправильно и стоит сделать все в одном стиле, чтобы быть узнаваемой группой, иметь какой-то бренд. Так появились эти фигуры, геометрия и так далее. Мне кажется, что это действительно помогло визуализировать наше творчество.

 

 

Radio Factory: То есть вы не планируете использовать фотографии группы в качестве обложки?

Андрей: У нас была такая идея. Как в 80-е. Тогда были обложки с фотографиями участников. Хотя сейчас странно смотрелось бы, наверное. Мы с таким лицами постными  на обложечке будем стоять. (смеется)

Егор: Когда мы начинали записывать альбом, то хотели и обложку по олдскулу сделать, где мы стоим в каком-нибудь поле.

 

Radio Factory: Вы часто выступаете на разогреве именитых западных исполнителей. На концерте какого музыканта вы были в последний раз в качестве обычного зрителя? 

Алексей: На The Subways мы были в качестве слушателя. Нам очень понравилось, мы плясали, отрывались.

Егор: Были там второй раз, и это было очень круто.

 

 

Radio Factory: Егор, ты неоднократно говорил о своей любви к Роберту Смиту и Нику Дрейку. Если бы у тебя была возможность пообщаться с одним из них, то кто бы это был, и что бы ты хотел спросить или узнать у него, о чем бы хотел поговорить? 

Егор: Может, я стану богатым и знаменитым, у меня появится шанс встретиться с Робертом Смитом. Но Ник Дрейк больше не с нами, к сожалению, поэтому…

Андрей: Я могу сказать так: когда он станет еще более богатым и более знаменитым, то он сможет нанять себе спиритуалиста, который вызовет Ника Дрейка, и он с ним пообщается.

Алексей: Просто Ник Дрейк в свое время очень сильно изменил мое отношение к музыке. Я ничего об этом человеке не знал, а потом случайно наткнулся на «Day is done». Тогда в моей голове что-то перевернулось, и я понял, что можно играть совершенно по-другому, ведь он очень техничный гитарист. Это чувак, который создавал такие гармонии, о которых я только мечтаю. Я уделяю большое внимание мелодии в песне, а Ник Дрейк искусством создания мелодии владел на сто процентов. Мне было бы очень интересно пообщаться с ним в первую очередь.

 

 

Radio Factory: Ваши треки являются частыми гостями на волнах иностранных радиостанций, о вас пишут многочисленные англоязычные блоги. Очевидно, что вас уже знают и любят не только в России, но и за ее пределами. Планируется ли заграничное турне? 

Андрей: Есть задумки, конечно.

Егор: Мы бы хотели очень, но это не так просто организовать. Просто у нас нет никаких выходов, промоутеров. Ведь нет смысла ехать для одного непонятного концерта. Если ехать, то должен быть тур, значит, нужен человек, который поможет организовать. У нас есть идеи, мы думали о поздней весне.

Владимир: Процесс идет.

Егор: Пешком.

 

 

Radio Factory: Как вы тогда думаете, есть ли будущее у музыкантов в России?

Егор: У всех оно есть. Если стараться делать что-то и не останавливаться в определенный момент с мыслями «все, мне ничего не нужно и я поехал домой на завод работать». Пока ты что-то делаешь, шанс всегда есть, и пока он есть, почему бы не поделать.

 

 

 

Другие материалы